?

Log in

Previous 10

Sep. 23rd, 2011

милый ёрш

помогите восстановить справедливость.

Ершов Илья Павлович врач анестезиолог–реаниматолог, работает в ГКБ №2 и подрабатывает в частной клинике доктора Файнштейна «ООО Файн Групп», где и началась эта печальная история.

Сама история такова:

27.10.2009 30-летней пациентке Кощеевой Е.А. в клинике доктора Файнштейна выполнялась лапароскопическая операция по поводу бесплодия, хронического аднексита, спаечного процесса в малом тазу, на коей папа был анестезиологом. Наркотические средства не использовались, поскольку клиника не имеет лицензии. Анестезия проводилась внутривенным введением кетонала до операции, затем ИВЛ закисью азота, местное обезболивание новокаином, а также пропофолом.

А теперь вопрос: Как вы считаете, данная анестезия была адекватной объему оперативноговмешательства? Я – да, и все коллеги папы, считают что ДА!

Операцию проводил доктор Гончаров, ассистировал ему доктор Санников. Примерно через 10 минут после начала операции папа заметил на мониторе снижение сатурации, АД и ЧСС, затем отметил появление подкожной эмфиземы на лице и шее пациентки. Он проконтролировал адекватность ИВЛ, проверил пульс на сонных артериях, который был отчетлив, и дал команду Гончарову прекратить подачу воздуха в брюшнуюполость. Затем выключил подачу закиси азота и начал вентиляцию 100% кислородом. Возникшая ситуация требовала быстрой реакции на снижение давления и он назначил введение адреналина, чтобы увеличить приток крови к сердцу и предотвратить возможную остановку кровообращения, одновременно вводя стабизол. После этого состояние больной стабилизировалось, повысилась частота сердечных сокращений, сатурация 95%, АД 100/60 мм рт ст. Воздух из брюшной полости был выпущен, введения иных препаратов не требовалось. Илья Павлович,тем не менее, заподозрил пневмоторакс, но без рентгена, которого в клинике нет,диагноз не может быть подтвержден. Поэтому была вызвана реанимационная бригада скорой помощи для транспортировки больной в стационар (ГКБ№2, с которой у клиники заключен договор об оказании экстренной помощи). Ожидая бригаду, он постоянно контролировал состояние пациентки. Действие наркоза заканчивалось, иу пациентки появились признаки восстановления сознания: она стала реагировать на задаваемые вопросы, выполнятьпростые команды (пожать руку). Поскольку требовалось продолжение ИВЛ, он назначил дополнительно пропофол и эсмерон. По приезду бригады ГССП, врачу анестезиологу-реаниматологу Сабянину было доложено обо всех обстоятельствах произошедшего и о предпринятых мерах. Врач скорой помощи без малейших колебаний принял решение о возможности транспортировки.

С момента передачи больной врачу скорой помощи Ершов Илья Павловичответственности за нее больше не нес, но, тем не менее, поехал в машине СП вместе с пациенткой в ГКБ№2. В пути вентиляцию легких Кощеевой проводил один изфельдшеров бригады мешком Амбу без кислорода, что видел и папа, и ехавшая в этой же машине его сестра-анестезистка. Когда сатурация снизилась до 75%, папа предложил перевести пациентку на ИВЛ кислородом, на что получил ответ, что кислорода в машине нет уже несколько дней! В пути они были 20-30 минут, и к моменту прибытия в стационар сатурация была 43%. Не низковато ли, коллеги?!

Рентгенография легких подтвердила наличие двустороннего пневмоторакса, который был дренирован только спустя почти 40 минут нахождения больной в стационаре. В ОРиТ ГКБ №2 в течение следующих суток состояние пациентки оставалось тяжелым, но стабильным, а 29.10.2009 она скончалась. Как показало судебно-медицинское вскрытие – от отека головного мозга с вклинением ствола в большое затылочное отверстие.

А теперь вопрос: на каком этапе произошла гипоксия мозга, приведшая к столь печальному концу? Во время наркоза, если после проведенных реанимационных мероприятий пациентка пришла в сознание? Или во время транспортировки в течение30 минут без кислорода, когда сатурация снизилась до 43%? Ответ, на мой взгляд, очевиден.

Но! Работники скорой помощи в последующем утверждали, что кислород в машине был, а Ершов, сидя в той же машине, его просто не заметил!!! Еще раз обращу ваше внимание на то, что в этой же машине ехала и сестра-анестезистка, работавшая в тот день с папой. Она также «не заметила» двухлитровый баллон, который, по словам врачей скорой помощи, закончился в пути, поэтому пациентку подняли в реанимацию со столь низкой сатурацией. И ведь им все поверили!!!

Поданному делу (статья 109, УК РФ, ч.2) папа был единственным! обвиняемым. Суд свердловского района г. Перми в лице судьи Крайнова А.С. приговорил его к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении!!!!!

Проводились, конечно, экспертизы.Самое интересное, что к делу в качестве свидетеля была привлечена заведующая кафедрой анестезиологии и реаниматологии ПГМА Екатерина Михайловна Кон, которая никогда и больную-то в глаза невидела. Она, якобы, проводила экспертизу по представленным документам. И она же, написав экспертное заключение, по сути, посадила Илью Павловича.

Обращуваше внимание еще на тот факт, что судебное следствие длилось больше года. За это время у папы подходил срок окончания сертификата, и он, проучившись на вышеназванной кафедре в 2010 году, без проблем получил продление сертификата на следующие 5 лет. Таким образом, Екатерина Михайловна с одной стороны, продлевая сертификат моему отцу, подтверждает его квалификацию, а с другой обвиняет его в неквалифицированном оказании анестезиологического пособия и реанимационных мероприятий.

В частности, в «заключении по качествуоказания медицинской помощи» Е.М. Кон написала о том, что «тяжесть состояния пациентки Кощеевой была обусловлена тяжелым газовым синдромом, двусторонним пневмотораксом, пневмоперитонеумом, пневмомедиастинумом, экстраперикардиальной тампонадой, развившимися на фоне неадекватного обезболивания». Она также высказала предположение о том, что во время наркоза произошла остановка кровообращения, которую папа не указал в карте. Косвенными признаками этого она посчитала введение адреналина и дексаметазона (!), а также широкие, не реагирующие на свет зрачки при передаче больной скорой помощи. Неужели уважаемая Екатерина Михайловна не знает про мидриаз, который вызывается симпатомиметиками?! Если бы былаостановка кровообращения, то каков механизм восстановления сердечнойдеятельности? Сдавление воздухом венозных сосудов - полное прекращение венозного возврата- полное прекращение сердечного выброса - отсутствие пульса на сонных артериях, отсутствие периферического кровообращения. Тогда как подействовал адреналин, введенный в кубитальную вену?! Каким образом восстановилась гемодинамика, не требующая в дальнейшем медикаментозной поддержки? Каким образом признаки восстановления сознания больной, ее реакция на обращенную речь, выполнение команд свидетельствуют о том, что «гипоксия мозга началась раньше транспортировки»?

Еще одна «свидетель» Добрынина С.В., зам.главного врача ГССП, в ходе судебного следствия заявила, что «в первоначальном заключении Минздрава содержитсяуказание на транспортировку без кислорода, поскольку на тот момент медицинская документация запрошена не была». Сотрудники скорой в последующем предоставили документы, по которым якобы проводилась ИВЛ 100% кислородом. Мог ли Ершов и его сетра-анестезистка, находясь в этой же машине, «не заметить» ИВЛ кислородом? И ведь от того, что медицинская документация скорой помощью в последующем была предоставлена, гипоксия на этапе транспортировки с 95% до 43% никуда не исчезла!!!

Безоговорочно«поверив» работникам скорой помощи, Екатерина Михайловна считает проведение ИВЛ во время транспортировки мешком Амбу с оксигенацией 100% кислородом обоснованным.
Обвиняя отца в том, что он не ввел подкожно иглы широкого диаметра для уменьшения подкожной эмфиземы, не выполнил медиастинотомию и дренирование плевральных полостей, она в то же время не считает эти действия необходимыми для врача реаниматолога скорой помощи Сабянина. Почему Ершов был обязан выполнить эти действия, а все остальные доктора, непосредственно участвовавшиев лечении пациентки (я имею в виду и хирургов Гончарова и Санников, и Сабянина) нет?

Почему Екатерина Михайловна, считает, что «дефекты, допущенные врачом анестезиологом-реаниматологом выездной бригады СМП Сабяниным, не могли повлиять на дальнейшее течение и исход заболевания»?! Почему все так рьяно защищают скорую помощь, вплоть до подделки документов и осуждения невиновного?

На вопрос, поставленный перед второй экспертизой, которая проводилась в Санкт-Петербурге, был получен ясный ответ о том, что «между проведенным в клинике доктора Файнштейна обезболиванием больной и развившимися осложнениями в виде пневмомедиастинума причинно-следственной связи не имеется». Данный факт был проигнорирован судьей Крайновым. Он считает, что «независимо от наличия либо отсутствия кислорода при ИВЛ Кощеевой на этапе ее транспортировки в ГКБ№2, данное обстоятельство никакне связано с наступлением смерти пострадавшей…поскольку необратимые последствия…явились следствием дефектов, допущенных ранее в клинике ООО «Файн Групп». Соответственно, падение сатурации до 43% на момент поступления Кощеевой Е.А. в ГКБ№2, вопреки доводам подсудимого, уже не имело определяющего значения».

Как сказано в приговоре, «несмотря на то, что в данной ситуации само по себе неадекватное обезболивание не привело к наступлению смерти пострадавшей, однако, как показала в судебном заседании свидетель Кон Е.М., именно отсутствие должного обезболивания привело к началу развития осложнений» Ну не бред ли?!

Вопросов много, но, видимо, не у суда…

Сейчас папа подал апелляцию в городской суд и пока находится под подпиской о невыезде. Но, учитывая все вышесказанное.......дальше даже страшно думать…


Статью писала сестра, Ершова Анна Ильинична.

Apr. 25th, 2010

милый ёрш

(no subject)

сегодня опять были незнакомые люди. Один молодой человек управлял взлетающим автомобилем, две дамы ненавязчиво ко мне приставали где-то рядом с поездом. Нет, поездом назвать это сложно, длинный небесный движущийся экипаж, вот как-то так.
Это было интересно, что покажут завтра?
Tags:

Apr. 15th, 2010

a tree

dream

помню с того места, когда знакомые вокруг начали возмущаться, увидев, что вся заказанная ими еда была преднамеренно испорчена. В каждом контейнере с едой были черви. Много червей. Всё готовилось к какому-то пикнику, но так получилось, что заказывающий ошибся временем, и закуска была упакована на 2 часа раньше. За эти 2 часа злоумышленники успели всё испортить. Контейнеры находились в машинах, поэтому и по всем салонам автомобилей тоже ползали черви. У меня до сих пор перед глазами образ одной девушки, которая уплетает бутерброд с ветчиной на переднем сидении авто, в котором вся панель в белых кишащих червях.
Я не помню лиц. Только ощущения от тех людей, кто рядом. По этим ощущениям я могу идентифицировать человека.
Знакомые никого не обвиняли и ничего не делали. Они просто ждали. Видимо, ждали, что черви сами расползутся :-) А потом подошёл Жека. Цветы. Это был ужасно оформленный букет. Белые розы, каждая из которых обвёрнута в прозрачную упаковку, весь букет тоже в этом целлофановом скафандре, а три цветка торчат из букета почти на всю длину ножки. Почему он мне так запомнился? Были и другие букеты, но я их не помню.
Я уехала на веле домой за очками. По пути заехала на стадион, там должен был быть футбольный матч.
Tags:

Feb. 10th, 2010

милый ёрш

(no subject)

Я не встречаюсь с теми, кто не ходил со мной в горах.

Dec. 16th, 2009

милый ёрш

"Похороните меня за плинтусом"

Тяжёлый фильм, я почти 2 часа ревела. Так всё знакомо до боли, отношения, фразы, декорации! Ужасно всё узнаваемо.
Скажете, такого, как в фильме не бывает? Очень бывает, немного не так грубо, более интеллигентно, почти так же угрюмо, и намного дольше по жизни затянуто. А самое ужасное, что в жизни всё не так однозначно как в фильме. Там бабуля представлена просто больной на голову, шизофреничкой. И это портит фильм, потому что это её оправдывает, "дык больная, чего с неё взять?". Больному человеку всё прощается, его не судят и не стараются понять, не копаются в причинах его поведения. По книге она немного не такая, она более реальная.
Бабушка о ребёнке: "Люблю, но вот такой странной любовью. Всё ради него, сама недоедаю, ребёнку важнее правильно питаться. Бываю строгой, но всё ради него, чтобы вырос умным/здоровым/хорошим/таким же идеальным и готовым к самопожертвованиям, как и я".
Бабушка о маме: " Неблагодарная! Я её кормила/одевала/... , а она ... Повесила на меня детей! Крест этот на шею повесила. Да ещё и жалуется всем, будто я у неё ребёнка отобрала. Тварь, и в кого это она такая получилась? А, в деда..."
Бабушка о деде: " Давно бы помер уже без меня, под забором бы пьяный валялся, от бабы другой возвращаясь".
"А я такая хорошая, обо всех забочусь, а все вокруг предатели, неблагодарные и желающие смерти моей".
Я предполагала, что мне не понравится подбор актёров, что герои будут выглядеть не так, как я представляла. Всё фигня, я их восприняла очень хорошо, к тому же, актёры прекрасно играли. Слишком. Слишком реально это было, я даже пожелала уйти в начале сеанса. Но не решилась, подумала, Макс не поймёт :-)

Посмотрите фильм.

Oct. 6th, 2008

альпинизм

обещанный отчёт о сборах в Безенгах

я на вершине Архимеда
Безенги глазами новичка.

Эта история о любви, так неожиданно завладевшей мною. Любви к горам, такой необычной и захватывающей. Не буду рассказывать как я решила заниматься альпинизмом, скажу только, что это было очень спонтанно, и поэтому подготовиться к горам у меня не получилось. И это был первый промах, ибо без тренировок восхождения, да и подходы неимоверно тяжелы (в особенности для дам). И, как оказалось, я совершенно не имела представления, что такое альпинизм. Может, от этого путешествие мне показалось таким захватывающим и незабываемым.
Сборы и дорога до лагеря были бы очень волнительными, если бы не отличная компания альпинистов-новобранцев и разрядников, а так же руководство Пермской ФаиС, поддежрживающие боевой дух. 21 июля мы прибыли в Нальчик, где нас встретили друзья, и мы забрались в душный маленикий автобус, а который доставил нас до базового лагеря ”Безенги” (2200м). Дух захватывает от той красоты, что мы увидели в лагере. Снежные горные вершины завораживают, разнообразие цветов и трав поражает! Река с жутким рёвом несётся вниз, а маленький деревянный подвесной мостик через неё кажется ужасающе хлипким, совершенно не вселяет доверия. Привыкнуть к такой обстановке ещё не успели, а нас уже знакомят с лагерем: бухгалтерия, столовая, бар, и, главное, душ, в котором иногда бывает горячая вода. Всё, что надо для приятного времяпровождения. А вот далее было чудное знакомство с инструктором Анатолием Григорьевичем Карповым (наш "Отец Онотолей"). Признаюсь, я была несколько обескуражена его взглядами на жизнь и занятие альпинизмом. Кстати, слово „альпинизм” у него означало опасность или сложность на маршруте, а так же тяжёлую физическую работу на подходах. Первые занятия были непродолжительными, заключались лишь в прогулках по камням, сопровождаемые рассказами инструктора обо всех несчастных случаях в горах на его памяти и тяжестях альпинистской жизни. Наше отделение из семи человек (Светка Юшкова, Танька Гаррес, Я, Ньютон, Лёха Шумигай, Дениска Симаков и Саша Асланьян) прекрасно справилось с заданиями инструктора. Несколько дней заняла у нас подготовка и акклиматизация, а уже 25 июля мы, позавтракав, вышли к курсантским ночёвкам, дабы провести снежные и ледовые занятия и совершить наше первое восхождение (пик Брно, 4110 м, маршрут 1Б к.тр.). Подход не показался мне лёгким. Рюкзак был неподъёмным, и с каждым шагом всё труднее становилось передвигаться, солнце неумолимо пекло, расплавляя крем от загара на лице. Тяжёлое дыхание Светланы заглушало мои собственные мысли, наконец, мы сделали привал, а Светка всё никак не восстанавливалась. Дабы не рисковать здоровьем девчонки, решено было отправить её вниз, в базовый лагерь в сопровождении Ньюта. Благо, всё обошлось, внизу Светке стало лучше. А мы поплелись вверх по тропе, взвалив на себя поклажи с 23 банками тушёнки. «Ему бы ножки, пусть маленькие, кривенькие, но свои, чтобы шёл он, пусть медленно, но сам», - каждый думал про свой рюкзак. И вот нас, наконец, встречают на первой стоянке (нижние курсантские ночёвки) кто бы вы думали? Козлы. Может, они и называются турами, а по поведению точно козлы. Провизию разоряют, камни кидают, ну никакого уважения к суровым альпинистам! В этот же день мы успели погулять в связках по „закрытому леднику” и восхититься снежными вершинами, к которым мы были всё ближе и ближе. Вдруг грохот со стороны скал заставил нас обернуться и мы увидели маленькую лавину, сошедшую со склона. Впечатления незабываемые! Правда, через некоторое время мы уже не обращали внимания на постоянные лавины.
Утро следующего дня бодро началось с тяжёлого завтрака и тренировки на льду. Серая мрачная масса льда приветливо переливалась струйками воды. Вот уж что меня не порадовало в работе на льду, так это сырость. Постоянно мокрые руки, дырявые грязные перчатки, тяжёлая намокшая верёвка, всё это было так неуютно. К тому же я порвала штанину новенькими кошками. Но всё же было интересно! Ледовые занятия немного ободрили, инструктор наконец-то первый раз похвалил наших ребят за быструю работу, слаженность и чёткость действий. Немного уставшие, мы вернулись в лагерь и, пообедав (не могу не выразить особую благодарность Мише за умение готовить и любвь к кулинарному искусству), пошли к верхним курсантским ночёвкам. На новое место лагеря я доползла без сил, без энтузиазма и желания заниматься альпинизмом. „Тяжело? Это альпинизм, легко дома, на кровати манную кашу есть”, - говорил Анатолий Григорьевич. И я очередной раз сокрушалась по поводу собственной физической слабости.
Далее были тренировки на снегу и льду, такие же восхитительные и эмоционально наполненные. А на четвёртый день после выхода из базового лагеря мы совершили наше первое восхождение. Более незабываемых моментов в жизни, чем этот день просто быть не может. Как на фотографии перед глазами нескончаемые осыпи, огромные валуны на гребне, между которыми мы проползали в связках (ради тренировки, мы же матёрые новички, а чуть ниже свободно шли товарищи по тропинке, „сопливые значки”), не забыть и оступившегося раз инструктора, усталость и слёзы на глазах, у кого от обиды, у кого от боли и страха. А внизу уже ждали товарищи второго отделения новичков, нас душевно встретили, отогрели, напоили, подлечили и успокоили. Приятный вечер не омрачила даже промозглая погода.
Во вторник вы спустились в базовый лагерь, чувствуя себя героями. Старшие товарищи-разрядники уже подготовили нам испытания для торжественного посвящения нас в альпинисты. Это, конечно, лучше видеть, нежели описывать, скажу только, что мы, мокрые, грязные, с зелёнкой на щеке и острым соусом на губах были по-настоящему счастливы! Значок альпиниста, слезами и потом заработанный, был омыт огненной водой по всем правилам 
А уже через 2 дня мы впятером (т.к. у Саши возникли неотложные дела в городе, он уехал) вышли на подход в Тёплый Угол на 7 дней. К этому испытанию я была уже морально готова, шла, стиснув зубы и прогоняя негативные мысли. Несколько раз нас холодной сыростью накрывал туман, пронизывал, будто иголками насквозь и грозился сбить с пути. Но не было у него сил долго терзать матёрых значкистов, он быстро исчезал, так же внезапно, как появлялся. На стоянке в Тёплом углу нас познакомили с красивым ледником Арбуз, щедро демонстрирующим нам камнепады.
Из Тёплого угла мы вышли на маршрут 2А к.тр., Гидантау (4184 м), за другим нашим отделением, которое намеревалось взойти на вершину по маршруту 1Б. Вот только получилось так, что мы всей толпой оказались на Ю-В гребне, и все сходили 2А. Не без погрешностей, но вполне успешно. А затем, через день, мы покорили вершину Укю (маршрут 2А к.тр., 4334 м) и день отдыхали, переместившись в Укю-Кош. Каждое новое восхождение было проще, но от этого не менее утомительным. Неимоверно длинным и изматывающим оказалось покорение вершины Архимед (4010 м) по маршруту 2Б к.тр.
В базовый лагерь мы на радостях добежали к обеду и вот он, долгожданный душ, улыбки друзей и поздравления с выполнением третьего разряда. Немая благодарность инструктору и обсуждение восхождений. Этим же вечером наши отзывчивые парни благородно участвовали в спас. работах. Остаток дней в лагере мы провели с пользой, превышения не сделали, зато насладились спокойствием и красотами гор и водопада. Сборы закончились, а любовь к горам только зародилась.

Aug. 27th, 2008

милый ёрш

Трагедия на Гидане 12.08.08

Вчера всю ночь не спала, мозг разрывался от мыслей. Нашла подробности трагедии на Гидане 12 августа, в день нашего отъезда из альпбазы "Безенги". Там погибли 3 человека: Земсков Сергей - преподаватель РГУФК, 1 р-д по альпинизму и двое военнослужащих-контрактников Внутренних войск. Трагедия произошла во время учебно-тренировочных сборов по горной подготовке внутренних войск. "Улетели они на спуске где-то на гребне именно направо (если смотреть вперед по маршруту спуска). Были без кошек. Летели метров 500 примерно"(sky_leshiy).
А теперь вспомнила маршрут, мы его ходили 2 августа, и ужаснулась, как раз на том единственном "снежке" я и проявила беспечность, поплелась за разрядниками, не замечая "альпинизм", который нас справа поджидал. Фото с того места имеется у меня вконтакте (http://vkontakte.ru/photos.php?act=show&id=1943925_115938268)

У меня ещё ума хватило сбегать до Дениски, напарника моего на том маршруте, передать ему фотик и выйти на всю верёвку заново. И дело-то не в том, что у меня очко железное, просто мозгов мало, не могу адекватно оценить опасность. Это "не фэн-шуй", буду работать над этим.


Позже, может, и отчёт о всех сборах выложу.

May. 17th, 2008

альпинизм

соревы на Ермаке 9-11 мая 2008 года

Звенят медали на настольной лампе, блестят и радуют! Как всё-таки приятно быть действующей чемпионкой Пермского края по технике альпинизма :-) Самой не верится в то, что пишу. Я ведь даже участвовать не хотела в индивидуальном зачёте, так переживала и нервничала! Ни достаточных знаний, ни умений, ни навыков в работе с верёвкой нет, чего вообще я туда сунулась? А главное, не было уверенности в себе :-(
Что касается организации, об этом Егор Сергеевич уже писал, продублирую его заметку:
"Было 4 трассы.
1-ая: скалолазная (не сложная "3-ка") с вщёлкиванием оттяжек и верёвки (страховка верхняя).
2-ая: перила с 15 кг грузом (девушкам 7) без перестёжек на подъёме и со спуском по той же верёвке.
3-яя: даётся 10 минут, 10 заранее отмеченных щелей и дырок в скале и 17 закладных элементов (френды, закладки), из них 7 для запутывания и 11 карабинов. Задача: пройти пешком вдоль скалы и заложить закладные элементы в заранее отмеченные места строго по порядку, прощёлкивя верёвку, а потом всё собрать в обратном порядке.
4-ая: перила с 30 кг груза (девушкам 15) и одной перестёжкой на маршруте. Спуск по другой верёвке без перестёжек.

В финал выходят 4 человека. Финал не менее интересный.
Парные гонки. Есть 2 трассы. Выступают 1ый с 4ым и 2ой с 3им. Каждый в паре проходит обе трассы. Лучший по сумме времени 2х трасс борется за 1ое место, а второй борется за 3ее место. Снова на тех же трассах.
О трассах: сначала лазание с вщёлкиванием оттяжек и верёвки (одна трасса простая для лазания, другая значительно сложнее), затем на станции организуешь себе перила и спускаешься вниз, забираешь рюкзак с грузом и снова поднимаешься, но уже по перилам. Потом организуешь сбрасывание верёвки, спускаешься по двойной с прусиком и сбрасываешь верёвку".
Вспоминать тошно как я мучилась на трассе с грузом в 15 кг. Судейская страховка врезалась в тело, груз цеплялся за выступы, руки устали, казалось, трасса никогда не закончится. Спустилась, и чуть слёзы не потекли, так было больно и позорно плохо пройти эту трассу. А впереди была ещё одна, с закладными элементами (порядок поменялся из-за большой очереди), с которыми я работала только раз. От волнения пропустила и обед, и ужин. Чуточку успокоилась только когда
квалификация закончилась. Успела раздать чужое железо, взятое напрокат, хотела "сбрую" скинуть, а мне говорят, что я в финале!!! Ну зачем? Почему? А что там делать надо? А как это делается? Да вот, такая я паникёрша. Мужыки пробежали, я чуточку уяснила суть и снаряги насобирала заново (спасибо друзьям). На старте опять разволновалась, и победила только благодаря скалолазному опыту и Мусиным напутствиям (гы-гы). Смеркалось, потому продолжение финалов перенесли на утро следующего дня. И не выспаться даже, а ещё командные старты, к которым, собственно, и готовилась изначально! Засыпала с мыслью не проспать и не подвести мужыков.
Утром все спят, холодно и зябко, а я встаю и разминаюсь. Проснулись только финалисты и некоторые судьи. Когда на старт мы вышли, уже и зрители появились ;-) Вот тут-то и развернулась настоящая борьба! Я сопреницу обгоняю на скалолазном этапе, она меня на работе с верёвкой. И так на обеих трассах. Вот только неправильный вариант организации спуска стоил ей золота. А Егору Сергеевичу особая благодарность :-*
В командном зачёте мы привезли серебро, от золота нас отделяли 6 секунд! Сухо о трассе от Е.С.:
"Командный зачёт, чтобы быстрее закончить сделали без судейского груза (30кг).
Команда 4 человека. Обязательно 1 девушка (как минимум одна... как минимум девушка... : )). Одна связка стартует по участку с провешенными оттяжками и более сложным лазанием, а вторая по совсем простому участку, но со своими точками и у них потом траверс до первой связки. Первая связка (если она не протормозила безумно сильно) выдвигается выше по простому участку на следующую станцию со своими точками. А дальше с верхней станции спуск до земли через "виртуальный" хребет/гребень... т.е. как-будто ты спускаешься на другую сторону гребня со всеми вытекающими ограничениями на работу с верёвками (если ты, допустим, бросил верёвку на одну сторону гребня, то, несмотря на то, что верёвка висит под носом у товарища, если он с другой стороны гребня, то он не может ей воспользоваться).
Каждый участник должен побывать на верхней станции и спуститься до земли. Время отсекается после сброса верёвок".
По моему мнению, мы могли работать быстрее. Каждый. Точно знаю, мне не хватило практики, ибо 2 занятия на камской стенке - это слишком мало.
А команда прекрасная! У нас ещё будет первое место!

May. 5th, 2008

милый ёрш

сорики

Вот и закончились соревнования Пермского края по скалолазанию на открытом рельефе (то бишь на Глухих Камнях). Я убедилась в собственной психологической неустойчивости и лошарности, ибо, заняв второе место в скорости, я тупо про***ла награждение 8-/ Да вот, такой я странный чел.
А там так здорово было, мммм. Столько эмоций, переживаний и соревновательного опыта более нигде не найти. Это ж так круто, когда ты попадаешь в финал и толпа скандирует А-РИ-НА во время твоего выступления. Это мало представить, это надо ощутить. Вообще, было всё супер!

Feb. 6th, 2008

милый ёрш

пед

меня сегодня расстроили. Сказали, мол, учиться нам до лета, а летом сессия. Летом, а не где-нибудь весной! И это на последнем курсе :-( соответственно, госники в июне, а диплом защищать в июле придётся. То бишь я всё лето торчу в городе и ботаню. А так хотелось в Пашию в лагерь! Полазать, позагорать и покупаться в холодной воде... блин, ну что за невезуха!

Previous 10